Игорь Васильев. Само: иноземец и воплощение славянского уклада

пт, 08/09/2019 - 23:42 -- Администратор

Игорь Васильев. Само: иноземец и воплощение славянского уклада

Книга М.И. Жиха Славянский правитель Само и его “держава” (623-658). Источники, локализация, социально-политическая организация, историческое значение. СПб., 2019 – одна из самых интересных новинок исторической литературы 2019 года. В работе дан ёмкий анализ историографии и источников, проливающих свет на личность Само, особенности его политики и социума, который он возглавлял (С. 4-24).

Очень важно, что М.И. Жих представил в работе собственные переводы латиноязычных источников. Ведь концепций в славистике велико множество, а источников для их подтверждения либо опровержения часто не хватает (С. 113-116).

На основе имеющихся материалов в работе даны обобщённые выводы о вероятном происхождении Само: «Вероятнее всего видеть в Само опытного галло-римского купца, возможно, ранее служившего в армии или привыкшего защищать своё добро с оружием в руках в ходе торговых экспедиций, что позволило ему легко присоединиться к славянам в их битвах с аварами и проявить себя в них доблестным воином, блестящим тактиком и стратегом. Благодаря этому Само заслужил такое уважение славян, что они, подобно жителям города, спасённого в былинах Ильёй Муромцем, избрали его своим князем. Осторожно можно высказать предположение, что Само по каким-то причинам находился в оппозиции к франкским властям (возможно, будучи галло-римлянином, он принадлежал к той их части, которая была недовольна политическим господством франков в их стране) или как-то пострадал от них, поэтому став славянским князем, он проявил крайне враждебное отношение к Франкскому королевству» (С. 103).

А также социальной специфике общества, которая позволила достичь ему вершин власти: «Демократические порядки предков чехов с народным избранием судей и вождей из числа наиболее достойных по своим качествам мужей описывает Козьма Пражский (ок. 1045 – 1125): “Если только среди племени или в составе рода оказывался кто-либо, обладающий лучшими нравами и более уважаемый за своё богатство, люди добровольно обращались к такому  человеку без его вызова, без свидетельства с печатью и с полной свободой толковали о своих спорных делах и о тех обидах, которые им нанесены. Среди таких людей выделился некий человек, по имени Крок, его именем назван град, заросший теперь уже деревьями и расположенный в лесу, что близ деревни Збечно. Соплеменники считали этого человека совершенным. Он располагал большим имуществом, а при рассмотрении тяжб вёл себя рассудительно; к нему шёл народ не только из его собственного племени, но и со всей страны, подобно тому как к ульям слетаются пчёлы, так к нему стекался народ для разрешения своих тяжб”» (С. 37).

Можно предположить что власть Само была сильной и, вероятно, не во всём демократичной. О чём говорит возможная трактовка имени Само, как происходящего от титула или прозвища, например, «самовластец», «самодержец» (С. 31-33). Такая специфика власти в славянских странах не раз оправдывала себя в ситуации жесткого военного давления с разных сторон, например, со стороны кочевников с одной стороны, и европейских стран – с другой.

При этом демократизм, привлекательность для ищущих справедливости, первостепенное значимость личной репутации, а не происхождения для получения каких либо полномочий, создание новых сообществ по территориальному принципу – всё это было в значительной мере присуще раннему славянскому казачеству XVI-XVII вв. Оно в период своего становления и развития сполна задействовало указанные выше общеславянские культурообразующие принципы.

Вероятно, сведения об укладе жизни славянских казаков XVI-XVII вв. в какой-то степени могут быть использованы для реконструкции уклада жизни расселяющихся славян VI-VII вв.. Хотя в какой – тема для отдельного исследования. Нельзя забывать и о тюркском влиянии на раннее казачество, воздействии традиций профессиональных военных XVI-XVII вв. и пр. К тому же казаки были выходцами из гораздо более внутренне сложного и развитого общества, чем славяне VI-VII вв. Огромное влияние на уклад жизни ранних казаков оказали конкретно-исторические и природные условия, в которых они оказались. Большинство значимых исторических явлений, как правило, имеет несколько разнородных причин возникновения.

При этом вполне возможно, что в XVI-XVII вв. наследие древних славян сохранялось в виде народной памяти о вечевых порядках в русских землях предыдущей эпохи*, а так же принципов низовой социальной организации на основе горизонтальных социальных связей. Последняя была присуща представителям самых разных социально-профессиональных групп, и в условиях ухода в Дикое поле, отрыва от государства, могла вновь стать на некий период времени основной формой устройства общества.

В книги есть весьма уместное сравнения избрания правителем Само и призвания варягов на Русь. Национальное происхождение лидера здесь не имеет особого значения – он интегрируется в славянскую политическую традицию и выступает выразителем интересов местных жителей (С. 34-36).

Весьма интересны приведенные в работе гипотезы происхождения этнонима «чехи», трактовка сербов и хорватов как частей прежде единого народа, происхождения этнонима «славяне» на территории, где происходило столкновение славофонных народов с римлянами (С. 69-70, 82-88).

В этой связи важно отметить способность славян быстро и эффективно переформатировать свою политическую организацию, что позволяло быстро достичь значительных успехов (С. 70-71).

Действительно: «Победы Само над франками дали им надёжную острастку и на многие десятилетия остановили франкский “натиск на восток”, который возобновился только при Карле Великом, начавшем новое наступление на чехов, потомков жителей “державы” Само и на их союзников сербов. Тем самым, среднеевропейские славяне получили достаточную передышку для спокойного развития своей экономики, социальной системы, политической жизни и культурного творчества. В этом, наряду с тем, что “держава” Само вывела западнославянский политогенез на новую ступень, состоит её историческое значение для судеб славянского мира» (С. 104).

Это, прежде всего, показывается изначально присущую славянскому укладу жизни способность давать быстрый и эффективный ответ, адекватный конкретным социально-историческим и природным вызовам, во многом за счёт возможности для талантливых и ярких личностей реализовывать себя на благо общества.

 

* Конечно, вечевой уклад не был копией древнеславянского социального устройства. Но народная память в вполне могла выделить в нём сходные с древнеславянскими элементы, такие как относительный демократизм.