Жих Максим Иванович

Жих Максим Иванович, родился 23 мая 1987-го года в городе Ленинграде. В 2004-2009 гг. учился на кафедре истории России с древнейших времён до ХХ века исторического факультета Санкт-Петербургского Государственного Университета. Дипломную работу защитил по теме "Этнополитическая история Галицкой и Волынской земель в VI-X вв." (научный руководитель доктор исторических наук, профессор Александр Вячеславович Майоров). В настоящее время пишу кандидатскую диссертацию. Заместитель главного редактора Международного научного журнала "Исторический формат". Сфера научных интересов охватывает историю древних славян и Руси во всём их многообразии, но в первую очередь мне интересна проблематика славянского этногенеза, расселения славян и исторической географии славянского мира, древнерусского градообразования, политогенеза, социально-политического устройства славянского и древнерусского общества, история Волынской земли и кривичей, вопросы сравнительной типологии исторического процесса.

Редактор данного сайта. Свои комментарии, пожелания, предложения о сотрудничестве и т.д. пишите мне по адресу: maksim.zhih@yandex.ru

Максим Жих. О соотношении «Новгородской» и «Ладожской» версий сказания о призвании варягов в начальном русском летописании

чт, 06/21/2018 - 01:52 -- Администратор

В летописях, наиболее авторитетных с точки зрения отражения в них начальных этапов русского летописания, Сказание о призвании варягов содержит существенное разночтение: если в том, что Трувор сел в Изборске, а Синеус стал князем белоозерским они едины, то в вопросе определения города, в котором вокняжился старший из варяжских братьев, Рюрик, решительно расходятся. Во всех списках Новгородской первой летописи младшего извода (НПЛ) городом, в котором обосновался Рюрик по своем приходе к словенам, назван Новгород. Вариант Повести временных лет (ПВЛ), отражённый в воспроизводящих общий протограф Лаврентьевской и утраченной Троицкой летописях, содержит пропуск названия города, в котором стал княжить Рюрик. Видимо, их общий источник в соответствующем месте был повреждён или содержал какой-то дефект. В близких между собой и отражающих общую традицию Ипатьевском и Хлебниковском, а равно в Радзивиловском и Московско-Академическом вариантах ПВЛ городом, в котором сел Рюрик, прибыв в землю словен, названа Ладога. В них же имеется пассаж, отсутствующий как в НПЛ, так и в редакциях ПВЛ по Лаврентьевскому и Троицкому спискам, рассказывающий о том, как после смерти Синеуса и Трувора, Рюрик из Ладоги перебрался к Ильменю, где основал Новгород. Исследователи давно заметили данное противоречие и попытались разрешить его как на уровне текстологическом (какой вариант, «ладожский» или «новгородский», в летописании появился раньше, а какой позже), так и собственно историческим (какой город, Ладога или Новгород, может претендовать на статус «первой столицы» северной группы восточных славян). Выводы при этом у них получились не просто разные, но взаимоисключающие. При этом, со времён Карамзина и до настоящего времени разрешить новгородско-ладожскую дилемму начального летописания учёные пытались на основе ограниченного круга летописных списков без серьёзных попыток его расширения, что с неизбежностью заводило дискуссию в тупик и приводило к бесконечному повторению одних и тех же аргументов. В нашей работе сделана попытка выйти из указанного тупика и расширить круг источников, способных прояснить новгородско-ладожскую дилемму. Фронтальное рассмотрение всех вариантов варяжской легенды из летописей, опубликованных в рамках ПСРЛ, позволило выявить уникальный в текстовом отношении вариант сказания о призвании варягов, читающийся во Владимирском летописце и в Львовской летописи, демонстрирующий неповторимое сочетание текстологических признаков. Оба памятника уникальны тем, что: (1) городом, в котором садится Рюрик в них назван Новгород (как в НПЛ), но (2) при этом приводят с собой варяжские браться «всю русь» (как во всех древнейших списках ПВЛ). Ни в одной другой летописи, изданной в ПСРЛ, такого сочетания нет, при этом текст варяжской легенды в этих летописях (особенно во Владимирском летописце) полностью соответствует варианту Лаврентьевской летописи. Эти обстоятельства позволяет утверждать, что именно в данных летописях сохранилось чтение протографа (или его источника) Лаврентьевского и Троицкого списков, и по ним оно может быть надёжно восстановлено как «старѣишии Рюрикъ сѣде в Новѣгороде». В последующих переизданиях первого тома ПСРЛ (Лаврентьевская летопись) конъектуру «сѣде в Новѣгороде» следует дополнить примечанием с указанием соответствующих чтений Львовской летописи и Владимирского летописца. Текстологический анализ Сказания о призвании варягов в НПЛ и древнейших списках ПВЛ также свидетельствует о том, что исходным в летописях был «новгородский» вариант вокняжения Рюрика. Именно он читался в древнейшей известной нам редакции ПВЛ (представленной полнее всего в Лаврентьевской летописи) и в предшествующем ПВЛ условном «Начальном» своде (как бы его ни понимать), вариант записи которого сохранила НПЛ. «Ладожская» версия появляется только на этапе создания более поздней редакции ПВЛ, представленной в Ипатьевской летописи, и, видимо, связана с неизвестным нам по имени летописцем, который рассказывает о своём посещении Ладоги. С точки зрения соответствия историческим реалиям середины IX в. предпочтение также должно быть отдано «новгородской» версии событий. Ладога, бывшая в то время полиэтничной неукреплённой торговой факторией, находившейся под политическим контролем славянской Любшанской крепости (укреплённое поселение всегда политически господствует над неукреплённым), никак не могла быть «столицей» земли словен и их соседей. Резиденцией Рюрика (или его исторического прототипа) стало Новгородское городище, расположенное в центре словенской земли, где археологически фиксируется яркая варяжская дружинная культура, связанная с циркумбалтийским регионом. Именно оно и фигурирует в летописной традиции о событиях второй половины IX в. как «Новгород». Бытующие историографические мифы о Ладоге как «первой столице Руси» не имеют под собой никаких оснований. Версия о «столице» Рюрика в Ладоге, не отражая исторических реалий времён «призвания варягов», скорее всего, возникла в XI-XII вв. в ходе политической борьбы между городскими вечевыми общинами Новгорода и его пригорода Ладоги, отражая стремление ладожан к высвобождению из-под власти Новгорода. Формирование соответствующей исторической памяти, в которой Ладога мыслилась как «столица», как независимый в прошлом город, к тому же «старейший» по отношению к Новгороду, должно было помочь ладожанам добиться независимости для своего города в настоящем.

Максим Жих. Псковские кривичи

ср, 04/04/2018 - 20:56 -- Администратор

В статье рассматривается проблема славянского расселения в Псковской земле и принадлежность древнейших славян региона к славянскому этнополитическому объединению кривичей.

Максим Жих. Радимичи (локализация, происхождение, социально-политическая история)

вс, 02/18/2018 - 15:02 -- Администратор

В работе рассматриваются: (1) негативные стереотипы о радимичах, сложившиеся в историографической традиции, и аргументируется позиция, что они не имеют под собой достаточных оснований; (2) проблема локализации радимичей, поставленная недавно А.С. Щавелевым, и аргументируется позиция, что мнение данного автора, попытавшегося оспорить их традиционное размещение на Соже, основано на ошибке и является следствием поверхностной работы с летописным материалом; (3) проблема происхождения радимичей, проводится подробный обзор историографии и аргументируется гипотеза, согласно которой миграция радимичей с территории современной Польши могла произойти в VII-VIII в. в рамках славянской миграционной волны из Средней Европы и Дунайского региона на север и восток; (4) проблема атрибуции Λενζανηνοι/Λενζενίνοι (лендзян), упоминаемых Константином Багрянородным, и аргументируется гипотеза об их тождественности радимичам, происходящим согласно летописной традиции «от ляхов» (лендзяне – вариант этнонима ляхи).

Максим Жих. Рецензия на книгу: Загорульский Э.М. Славяне: происхождение и расселение на территории Беларуси

чт, 02/01/2018 - 17:29 -- Администратор

Выход книги одного из ведущих белорусских археологов-славистов Э.М. Загорульского, посвящённой славянскому этногенезу и расселению славян в Восточной Европе (Загорульский 2012), безусловно, является событием в исторической науке. В книге даётся широкая панорама древностей исторических славян, их предков и соседей с индоевропейского времени по древнерусский период. Работа Э.М. Загорульского подводит определённые итоги изучения как истории славян периода их единства, так и восточных славян в эпоху начала их самостоятельной жизни. В тоже время она представляет собой изложение оригинальной авторской концепции истории славянского мира.

Максим Жих. Проблема этнической атрибуции носителей именьковской культуры в науке 1950-х – 2000-х годов

пт, 12/02/2016 - 21:17 -- Администратор

В статье рассматривается проблема этнической атрибуции носителей именьковской культуры в исторической науке 1950-х – 2000-х гг.

Максим Жих. Рецензия на книгу: Кривошеев Ю.В. Русь и монголы: исследование по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв.

сб, 11/05/2016 - 11:29 -- Администратор

В рецензии рассматривается книга известного петербургского историка Ю.В. Кривошеева, посвящённая русско-монгольским отношениям и эволюции русской средневековой государственности.

Максим Жих. Древние славяне на Волыни (I тыс. н.э.). Часть вторая

пн, 10/31/2016 - 23:39 -- Администратор

В статье анализируются данные о славянских этнополитических объединениях, существовавших на Волыни в VI-X вв.: дулебах, волынянах, червянах и т.д. Особое внимание уделено рассмотрению известий арабского автора ал-Мас‘уди о существовавшем на Волыни и в сопредельных землях славянском этнополитическом союзе В.линана, возглавляемом князем Маджком, которые сопоставляются с рассказом «Баварского географа» о славянском королевстве Сериваны, откуда происходят славянские народы.

Максим Жих. Древние славяне на Волыни (I тыс. н.э.). Часть первая

пн, 06/20/2016 - 23:46 -- Администратор

Готский историк VI в. Иордан в своём повествовании об истории готов сообщает, что на пути с Балтийских берегов к Чёрному морю они заняли некую землю Oium и победили «племя» (gens) спалов/Spali. Это название логично сопоставлять со славянским «исполин» (праслав. *jьspolinъ/ *spolinъ). Спалов Иордана можно отождествить с волынскими славянами, которым принадлежали памятники зубрецкой (волыно-подольской) группы пшеворской культуры. Война с ними была осмыслена в готской эпической традиции как борьба с народом древних великанов.

Максим Жих. Рецензия на книгу: Михайлова Е.Р. Вещевой комплекс культуры псковских длинных курганов. Типология и хронология

вт, 03/29/2016 - 19:03 -- Администратор

В рецензии рассматривается книга известного петербургского археолога Е.Р. Михайловой, посвящённая вещевому комплексу культуры псковских длинных курганов. Анализируются вопросы этнокультурной истории её носителей.

Максим Жих. Заметки о раннеславянской этнонимии (славяне в Среднем Поволжье в I тыс. н.э.)

сб, 03/19/2016 - 17:10 -- Администратор

В работе сделана попытка выяснить, опираясь на письменные источники, как именовали себя носители именьковской археологической культуры, существовавшей в Среднем Поволжье в IV-VII вв. и ядро которой составляли славяне. Именьковский ареал занимал значительные пространства, соответственно, разные группы именьковского населения могли иметь разные имена. На основе арабских и хазарских источников можно сделать вывод, что какие-то группы «именьковцев» могли называться словенами и северянами.

Страницы

Подписка на RSS - Жих Максим Иванович