историческая память

Максим Жих. О соотношении «Новгородской» и «Ладожской» версий сказания о призвании варягов в начальном русском летописании

чт, 06/21/2018 - 01:52 -- Администратор

В летописях, наиболее авторитетных с точки зрения отражения в них начальных этапов русского летописания, Сказание о призвании варягов содержит существенное разночтение: если в том, что Трувор сел в Изборске, а Синеус стал князем белоозерским они едины, то в вопросе определения города, в котором вокняжился старший из варяжских братьев, Рюрик, решительно расходятся. Во всех списках Новгородской первой летописи младшего извода (НПЛ) городом, в котором обосновался Рюрик по своем приходе к словенам, назван Новгород. Вариант Повести временных лет (ПВЛ), отражённый в воспроизводящих общий протограф Лаврентьевской и утраченной Троицкой летописях, содержит пропуск названия города, в котором стал княжить Рюрик. Видимо, их общий источник в соответствующем месте был повреждён или содержал какой-то дефект. В близких между собой и отражающих общую традицию Ипатьевском и Хлебниковском, а равно в Радзивиловском и Московско-Академическом вариантах ПВЛ городом, в котором сел Рюрик, прибыв в землю словен, названа Ладога. В них же имеется пассаж, отсутствующий как в НПЛ, так и в редакциях ПВЛ по Лаврентьевскому и Троицкому спискам, рассказывающий о том, как после смерти Синеуса и Трувора, Рюрик из Ладоги перебрался к Ильменю, где основал Новгород. Исследователи давно заметили данное противоречие и попытались разрешить его как на уровне текстологическом (какой вариант, «ладожский» или «новгородский», в летописании появился раньше, а какой позже), так и собственно историческим (какой город, Ладога или Новгород, может претендовать на статус «первой столицы» северной группы восточных славян). Выводы при этом у них получились не просто разные, но взаимоисключающие. При этом, со времён Карамзина и до настоящего времени разрешить новгородско-ладожскую дилемму начального летописания учёные пытались на основе ограниченного круга летописных списков без серьёзных попыток его расширения, что с неизбежностью заводило дискуссию в тупик и приводило к бесконечному повторению одних и тех же аргументов. В нашей работе сделана попытка выйти из указанного тупика и расширить круг источников, способных прояснить новгородско-ладожскую дилемму. Фронтальное рассмотрение всех вариантов варяжской легенды из летописей, опубликованных в рамках ПСРЛ, позволило выявить уникальный в текстовом отношении вариант сказания о призвании варягов, читающийся во Владимирском летописце и в Львовской летописи, демонстрирующий неповторимое сочетание текстологических признаков. Оба памятника уникальны тем, что: (1) городом, в котором садится Рюрик в них назван Новгород (как в НПЛ), но (2) при этом приводят с собой варяжские браться «всю русь» (как во всех древнейших списках ПВЛ). Ни в одной другой летописи, изданной в ПСРЛ, такого сочетания нет, при этом текст варяжской легенды в этих летописях (особенно во Владимирском летописце) полностью соответствует варианту Лаврентьевской летописи. Эти обстоятельства позволяет утверждать, что именно в данных летописях сохранилось чтение протографа (или его источника) Лаврентьевского и Троицкого списков, и по ним оно может быть надёжно восстановлено как «старѣишии Рюрикъ сѣде в Новѣгороде». В последующих переизданиях первого тома ПСРЛ (Лаврентьевская летопись) конъектуру «сѣде в Новѣгороде» следует дополнить примечанием с указанием соответствующих чтений Львовской летописи и Владимирского летописца. Текстологический анализ Сказания о призвании варягов в НПЛ и древнейших списках ПВЛ также свидетельствует о том, что исходным в летописях был «новгородский» вариант вокняжения Рюрика. Именно он читался в древнейшей известной нам редакции ПВЛ (представленной полнее всего в Лаврентьевской летописи) и в предшествующем ПВЛ условном «Начальном» своде (как бы его ни понимать), вариант записи которого сохранила НПЛ. «Ладожская» версия появляется только на этапе создания более поздней редакции ПВЛ, представленной в Ипатьевской летописи, и, видимо, связана с неизвестным нам по имени летописцем, который рассказывает о своём посещении Ладоги. С точки зрения соответствия историческим реалиям середины IX в. предпочтение также должно быть отдано «новгородской» версии событий. Ладога, бывшая в то время полиэтничной неукреплённой торговой факторией, находившейся под политическим контролем славянской Любшанской крепости (укреплённое поселение всегда политически господствует над неукреплённым), никак не могла быть «столицей» земли словен и их соседей. Резиденцией Рюрика (или его исторического прототипа) стало Новгородское городище, расположенное в центре словенской земли, где археологически фиксируется яркая варяжская дружинная культура, связанная с циркумбалтийским регионом. Именно оно и фигурирует в летописной традиции о событиях второй половины IX в. как «Новгород». Бытующие историографические мифы о Ладоге как «первой столице Руси» не имеют под собой никаких оснований. Версия о «столице» Рюрика в Ладоге, не отражая исторических реалий времён «призвания варягов», скорее всего, возникла в XI-XII вв. в ходе политической борьбы между городскими вечевыми общинами Новгорода и его пригорода Ладоги, отражая стремление ладожан к высвобождению из-под власти Новгорода. Формирование соответствующей исторической памяти, в которой Ладога мыслилась как «столица», как независимый в прошлом город, к тому же «старейший» по отношению к Новгороду, должно было помочь ладожанам добиться независимости для своего города в настоящем.

Игорь Васильев. Разрывы культурной коммуникации, или почему теряются важные элементы культуры

ср, 02/28/2018 - 10:46 -- Администратор

Ряд учёных ставил этот вопрос в контексте резких изменений культуры этносов либо археологических культур, происходящих во времени и в пространстве. Некоторые социальные группы этносов исчезнуть и связанные с ними элементы культуры – вместе с ними. Функционально сходные элементы в таком случае могли заимствоваться либо создаваться заново. В целом сходная ситуация могла иметь место и при миграциях отдельных групп этносов, включавших носителей далеко не всех элементов культуры. Но почему теряются важные элементы культуры при преемственном развитии на прежней территории, без физического исчезновения значительных групп населения?

Игорь Васильев. Этнокультурное общество "Скрыня"

сб, 01/30/2016 - 20:52 -- Администратор

Уникальным явлением в деле сохранения традиционной культуры в Горячем Ключе и на Кубани в целом стало этнокультурное общество «Скрыня» (первоначальное название – «Скрыня саратовской казачки», эмблемой было изображение скрыни, из которой исходят лучи восходящего солнца). Общество действовало в станице Саратовской и его руководитель – Людмила Николаевна Пащенко. Причиной создания общества стало ослабление заботы государства о сохранение исторической памяти, разрыв поколений и трудности в передаче опыта, традиций, обрядов и фольклора от станичников старшего возраста молодёжи. Нашлись и лидеры, могущие объединить часть местных жителей для сохранения исчезающих традиций и исторической памяти.

Игорь Васильев. Кубанцы: образец регионального менталитета

вс, 11/08/2015 - 18:56 -- Администратор

Менталитет жителей Кубани – Краснодарского края, является предметом частых разговоров и мифологических спекуляций разной направленности. Удивительно, но лишь недавно стали появляться достаточно взвешенные публикации. Вот как пишет о кубанском менталитете Семён Резниченко: «Кубанскость – это промежуточность и незаконченность. Стабильная промежуточность и незаконченность. Этим кубанцы близки к украинцам. Которые так же находились в таком состоянии веками. Однако украинцы предпочли самостийность, а кубанцы – слияние с русскими. Однако слияние не полное, на уровне субэтноса с заметной спецификой. Во многом заключающейся в не полностью исчезнувших фрагментах украинскости. Был проект и отдельного кубанского народа, сочетавшего русскость и украинскость. Но и в этот проект почти никто по-настоящему не вложился. То же характерное стремление к свободе и самодостаточности, но обязательно под «зонтиком» империи. При схожем отношении к местной и региональной власти. Обязательное присутствие в своём мире необходимого вышестоящего чужого.

Игорь Васильев. Женщина в русской традиции

вс, 04/19/2015 - 15:02 -- Администратор

Вопрос гендерного статуса решался по-русски, «в индивидуальном порядке». А не в соответствии с железобетонными принципами. Сильная и способная женщина нередко могла добиться своего и безо всякого «общеженского движения» (быть может за исключением XVI – XVII веков). А менее сильные и способные довольствовались доступным им статусом. Тем более, что в суровых условиях выживания без мужчин было в старину никак. Даже большинству сильных женщин.

Игорь Васильев. Эволюция украинской идентичности

сб, 01/17/2015 - 18:50 -- Администратор

Приступая к рассказу о достаточно причудливой этнической истории украинцев, надо сказать несколько слов о структуре этничности. Которая состоит из базиса и надстройки. Базис – это культура, язык, традиции, определённые психобиологические характеристики. Надстройкой является национальная идентичность, выраженная в самосознании и самоназвании. По отдельности базис или надстройка самостоятельным этносом не является. Так же необходимо иметь в виду специфику соотношения базиса и надстройки этничности у восточных славян. Родной язык и культура, происхождение не подразумевает автоматически строго определённую идентичность. Возьмём многочисленных русских на Кубани, на Дону и на Донбассе, имеющих малороссийские корни. Либо «украинизированных» русских в Киеве в наше время. Идентичность восточных славян тесно связанна с актуальной социально-экономической и политической идентичностями. (Казачество на Дону и Кубани, работа в промышленности на Донбассе, принадлежность к украинской самоорганизации на Галичине). Надо помнить и этнизированность социальных и политических идентичностей. Возможно, зазор между базисом и надстройкой у восточных славян связан с частыми миграциями и изменениями в образе жизни.

Игорь Фроянов. Хвастаться, в общем-то, нечем…

пт, 01/16/2015 - 14:01 -- Администратор

Современная историческая наука ныне находится в состоянии некоторой растерянности и замешательства. Произошло крушение советской исторической науки, которая опиралась на марксистские фундаментальные основы теории исторического процесса. Сейчас идёт поиск новых фундаментальных основ познания истории. Утверждать, что этот поиск завершился, мы не можем. Поэтому, я бы сказал так, что современная историческая наука переживает время поиска, и в лучшем случае, она вошла в начальный период своего становления. Многое в ней напоминает то, что было на протяжении 1920-х – начала 1930-х годов прошлого века, когда происходило формирование советской исторической науки. Отличительной особенностью указанного времени и дня нынешнего является интенсивная публикация источников, не попавших дотоле в поле зрения специалистов. В этом расширении круга источников, вводимых в научный оборот, нельзя не видеть положительной работы, проделанной современными историками. Есть, конечно, и негативные моменты. К ним относятся попытки огульного отрицания достижений советской исторической науки, стремление подвергнуть ревизии труды советских историков, больше того – окарикатурить и оболгать историю русского народа, особенно советскую эпоху.

Максим Жих. В продолжение темы "бегства из русских". Прикладное меряноведение

вт, 12/30/2014 - 20:53 -- Администратор

Моя статья «Бегство из русских как социокультурный феномен» произвела в своё время значительный резонанс, в частности, вызвала изрядный переполох в среде самозванных псевдо-"мерян", которые даже написали мне свой "мерянский" ответ. До сих пор приходят отзывы на ту статью, один из них, от жителя города Иваново, я получил на днях. Это письмо показалось мне интересным, поэтому я решил выложить его (исключив, естественно, все данные автора и личные пассажи) со своими ответами. Текст письма идёт обычным шрифтом, мои ответы - жирным.

Игорь Васильев. Эволюция этнического самосознания жителей бывшей Черномории в ХХ веке

вс, 09/21/2014 - 18:50 -- Администратор

К началу XX в. соотношение традиций и инноваций в культуре славян Кубани находилось в состоянии неустойчивого равновесия. Дело в том, что при заселении родственными восточнославянскими этносами новых территорий межэтническое перегородки имеют тенденцию стираться. Население нередко становилось двуязычным. В фольклоре наблюдаются смешанные формы. Например, русско-украинские песни (вступление – русское, припев и окончание – украинские и наоборот).

Подписка на RSS - историческая память